Сравнение×

Михаил Пекарев: «У меня на тренировке "не могу" не существует»

Михаил Юрьевич Пекарев – основатель и лидер детского клуба скалолазания O’Skal. Мастер спорта, чемпион России 2006 года в дисциплине «боулдеринг», призер этапов Кубка России в дисциплине «трудность», участвовал во многочисленных международных соревнованиях по скалолазанию, в том числе и в этапах Кубка Мира, занимал призовые места. Окончил РГУФКСиТ по специальности «Горные виды спорта», защитил дипломную работу на кафедре прикладных видов спорта и экстремальной деятельности.

Источник: официальный сайт Детского клуба скалолазания "O'SKAL"


О СЕБЕ


 

- У каждого большого спортсмена есть легенда о первых шагах в своей дисциплине. Расскажите свою?


 

- Мы были дворовой ребятней и, как все дворовые дети, очень любили лазить по гаражам, деревьям, чердакам и подвалам. И как-то в один прекрасный день мой сосед и товарищ стал легко «облазить» меня по деревьям. Я спросил: «Сережа, в чем дело, как так?», а он ответил, что ходит в секцию скалолазания.


 

Я этим заинтересовался, пришел к родителям и говорю: «Мама, папа, хочу записаться в секцию скалолазания», на что мне был дан ответ: «Миш, в первом классе ты сломал руку, во втором классе сломал ключицу, а в третьем у тебя вообще трещина в носу была – качался на парте, толкнули тебя в спину. И какое тебе скалолазание». Я: «Хорошо, понял», и решил без благословления пойти и начать занятия, потому что детьми мы были вольными, принадлежали самим себе, контроль был только за школой.


 

- И насколько родители оказались правы? Были ли травмы на тренировках?


 

- Скалолазание привило мне правильное чувство опасности и разумную оценку собственных возможностей. В итоге весь мой почетный список переломов благополучно закончился до начала тренировок.


 

- Когда вы в первый раз попали на тренировку?


 

- В 15:45 первого сентября 1994 года я пришел на первую свою тренировку к тренеру Александру Николаевичу Ласточкину. Это выдающийся альпинист, мастер спорта, очень интересный человек. Надо отдать ему должное – он до сих пор лазает, восходит и ведет активную outdoor-жизнь.


 

Уже на следующих выходных я был заявлен на соревнования, посвященные Дню города. Я никуда залезть не смог и рассказал об этом родителям. Они сказали: «Так все-таки ты пошел в это скалолазание…», но смирились, сказали только, что надо быть аккуратным.


 

- Неудача на соревнованиях вас явно не отпугнула.


 

- Так получилось, что атмосфера скалолазания оказалась очень близка мне. Мне нравилось ходить на тренировки вместе с друзьями, постепенно я начал втягиваться в соревнования. В начале 95 года меня заявили на всероссийские соревнования «Эльбрус-95». Я там не блистал, естественно, потому что занимался всего несколько месяцев, но где-то в серединке, ближе к концу, удалось отметиться.


 

Затем меня заметили тренеры на каких-то московских соревнованиях – я достаточно удачно пролез – и отобрали (брали не всех) в Воронеж, это тоже были всероссийские соревнования. Там я выступил очень плохо, занял на трудность последнее место, очень расстроился – по крайней мере, поначалу.


 

Поражение меня не отпугнуло, и уже в мае мой тренер Александр Николаевич порекомендовал мне поехать с моим будущим наставником Александром Сергеевичем Нагорным на скальный фестиваль – он проходил на скалах Ястребиного озера и был одним из крупнейших на тот момент.


 

Призовых мест я на нем не занял, но это было не так важно для меня – хотя хотелось, конечно, чтобы тебя отметили. Дети, которые стояли на пьедестале, казались звездами просто космического уровня.


 

С 1 сентября 1995 года я пришел заниматься в Детско-юношеский центр «Пресня», в клуб, который создал Александр Сергеевич Нагоров в начале 80-х годов. Раньше это был клуб юных альпинистов, а в итоге он стал называться клубом «Вертикаль». Здесь мне настолько понравилось, что я начал бегать на тренировки по 7 раз в неделю, с большим удовольствием.

- Какие были первые успехи в спорте?


 

- Первые победы пришли в 1996 году. В Зайцевке, зона России, я залез дальше всех в финале, больше чем на полтрассы всех облез, и никто этого не ожидал. У меня была майка с первым номером, и тогда я засветился как спортсмен уже не московского, а всероссийского уровня.


 

В августе мы поехали в Бахчисарай на Кубок дружбы. И все ждали от меня повторения успеха, но я выступил очень посредственно, и сам расстроился, потому что мог лучше. Здесь началась большая череда неудач, что, собственно, и закалило мой характер.


 

Успех вернулся на соревнованиях по боулдерингу в Санкт-Пертербурге: я занял там второе место. Потом 1999 год в Нижнем Тагиле я «залез» на второе место в категории «трудность», это было очень круто, и для меня это было очень желанно.


 

В 2000 году я заканчиваю школу, на московском уровне нас осталось 2-3 человека, которые между собой конкурируют.

- Оглядываясь назад – какие победы для вас особенно значимы?


 

- На первенстве России в 2000 году мне удалось победить сразу и в боулдеринге и в многоборье, что позволило с запасом попасть в сборную России, а потом и на свое первое первенство мира.


 

В 2001 году я в сборной, уже уверенно выступаю на российских соревнованиях, мне уже все пророчат мастера спорта. На первенстве мира я выступаю лучше всей сборной команды России и становлюсь шестым. Это очень хороший результат, поскольку в России считается, что лазание на трудность – это не конек, все российские спорстмены лазали на скорость, а на трудность лазали очень мало. Лучшие результаты – 20-е, 30-е, а я стал шестым, что придало мне еще больше сил для тренировок.


 

Я уже ездил на взрослые соревнования, попадал в финалы, но никак не мог выполнить норматив мастера спорта. В финал я попадаю вторым-третьим, в финале 8 человек, а за мастера дают первые 6 мест. Привязываюсь, начинаю лезть – и то нога соскочит, то рука выскользнет, и все – ты седьмой-восьмой.


 

- И когда все же получилось выполнить норматив?


 

- В 2001 году, в феврале, были соревнования имени Павла Самойлина, и я в боулдеринге становлюсь то ли второй, то ли третий. Это были очень серьезные взрослые соревнования, все участники сильные. И там я наконец выполняю норматив мастера спорта.


 

А потом в 2006 году я выигрываю чемпионат России в боулдеринге, и через год заканчиваю спортивную карьеру. К сожалению, на пике формы.


 

- Сейчас на соревнования уже не ездите?


 

- Детей вожу. На скалах все маршруты имеют определенную категорию сложности; у меня, например, максимальная категория – 8б+, а в мире – 9б. Надеюсь, что есть еще у меня возможность залезть свою 9а, но для этого нужно чуть меньше работать и чуть больше тренироваться.


 


 

РОЖДЕНИЕ КЛУБА O’SKAL


 

- Когда вы стали преподавать в Детско-юношеском центре «Пресня»?


 

- Я вернулся в ДЮЦ «Пресня» после окончания ВУЗа, в 2007 году. Там все еще был клуб скалолазания, но он уже не назывался «Вертикаль» – Александр Сергеевич уже ушел оттуда преподавать в другой центр и взял название с собой. В результате мы в течение долгого времени носили название «Детско-юношеский центр "Пресня"».


 

- Как появилась идея создать свой собственный клуб?


 

- Накопив большой опыт работы с детьми, я постепенно пришел к идее создания собственного клуба. Наша секция в ДЮЦ «Пресня» постепенно росла, приходили новые ребята, и начал образовываться костяк детей, ходивших постоянно; с ними вместе мы думали над тем, как развивать клуб дальше. Отделение от ДЮЦ «Пресня» стало логичным решением. Я начал задумываться о новом названии еще в Детско-юношеском центре, потому что заниматься под именем ДЮЦ «Пресня» уже не хотелось.

 

- И как появилось название O’Skal?


 

- Название пришло само собой в процессе обсуждения с ребятами и их родителям перспектив создания своего клуба. Это название – O’Skal – можно расшифровать: если посмотреть, то «О» выглядит как карабинчик, а «скал» – это скалолазание. Многие говорят, что название немного агрессивное, но оно очень звучное.


 

Появился логотип, и вместе с ним – ощущение, что пришло время развивать клуб уже по-своему. Мной было принято непросто решение об уходе из ДЮЦ «Пресня» на скалодром «Скалатория». У нас был достаточно, по сравнению с нынешней ситуацией, небольшой клуб, но очень сплоченный. Было 15-20 детей, которые постоянно ходили. Начались тренировки в новой форме, с сентября стали приходить новые дети. Уже летом следующего года мы поехали на скалы в Воргол (это Липецкая область) непосредственно как O’Skal.


 

У меня всегда была мысль о том, что дети должны ездить на скалы, потому что у нас клуб именно скалолазания, а не стендолазания – это ведь всего лишь тренажер. И сейчас мы стараемся это реализовать, устраиваем летние, осенние и весенние выезды, а в 2016 году провели наш первый зимний выезд на лыжную станцию.

 

- Что вы считаете самыми большими достижениями клуба O’Skal?


 

- В первую очередь у нас самый большой детский клуб в России. У нас постоянно занимаются около 300 детей, а всего их более 400. И это без какой-то глобальной рекламы, по сути плоды сарафанного радио – к нам приходят благодаря хорошим отзывам.


 

Скачала мы занимались только в «Скалатории», но через 2-3 года работы там детям, конечно, стало немного тесно. Нужно было расширяться. Так появились наши филиалы – дети начали тренироваться на скалодромах BigWall и RockZona. У нас все получилось – сейчас мы с этими скалодромами плотно сотрудничаем.

 

- Как появилась идея создания фестиваля «Территория O’Skal»?


 

- Дети тренировались, клуб рос, но мы понимали, что чего-то не хватает. Появилась идея устроить свой собственный скалолазный фестиваль. С самого начала наш фестиваль «Территория O’Skal» задумывался как большой детский праздник скалолазания для всей семьи, без проигравших и побежденных. Потому мы и зовем его фестивалем – хотя это, по сути, соревнования, и иногда за места разгорается нешуточная борьба.


 

Фестиваль решили проводить 2 раза в год, весной и осенью. Каждый год мы придумываем новую программу фестиваля и создаем новые трассы, и каждый год число наших гостей все увеличивается. Первый фестиваль мы устроили на скалодроме «Скалатория» в 2014 году – тогда к нам приехало более 200 ребят. На «Территории O’Skal» в BigWall в апреле 2016 года участников было уже около 330. Фестиваль, кстати, можно считать международным – к нам приезжают ребята не только из разных городов России, но и из других стран.

 

ПРАВИЛА И ПРИНЦИПЫ ОБЩЕНИЯ В КЛУБЕ


 

- Вы занимались у двух тренеров. Какие их методы преподавания и традиции вы переняли и используете сейчас в своей тренерской карьере?


 

- Мы во многом ориентировались на правила, которые действовали в клубе «Вертикаль» у Александра Сергеевича. Прежде всего, у меня нет цели сделать из детей чемпионов. Потому что чемпион – это на один день, а хороший человек – это навсегда. У нас результаты стоят не на первом месте, и ко всем детям мы относимся с равным вниманием.


 

Отношения в нашем клубе строятся на основе взаимовыручки и взаимной ответственности. Все дети несут ответственность за свои поступки и сами управляют своими действиями, но при этом старшие ребята помогают средним, средние – младшим. За ними всеми следит тренер. Благодаря этой системе в нашем клубе царит и дисциплина, и взаимопонимание.


 

- В разных клубах скалолазания идет набор с разного возраста. Со скольких лет дети могут приходить заниматься к вам?


 

- У нас сейчас есть экспериментальная группа: я набрал первую в Москве группу дошколят. Сейчас часть группы уже пошла в начальную школу.


 

Дети хорошо выступают на фестивалях (для их возрастной категории еще не устраивают официальные соревнования, а проводят только фестивали). Я ни в коем случае не форсирую результаты: у нас с малышами есть не только лазание, но и общая физическая подготовка, и время для игр и для расширения кругозора. Для дошколят достаточно ходить 1-2 раза в неделю, но систематически – и результат не заставит себя ждать. У них организм еще не отравлен бездельем, и им нужно совсем чуть-чуть.


 

Самое главное здесь – не переиграть. Если я чувствую, что ребенок устал, то пусть он пойдет порисует во время этой тренировки. Если чувствую, что он теряет мотивацию, то разрешаю отдохнуть, пропустить неделю-две. Такие дети тоже есть – уходят на год, а потом возвращаются, и я с радостью их встречаю.

 

- А что касается старших детей – к вам могут прийти заниматься все, или обязательно нужно иметь физподготовку?


 

- Вообще мы не стараемся здесь делать какой-то отбор. К нам могут прийти дети с разной физподготовкой. Да, они могут заниматься в разных группах, у них могут быть разные тренировочные сборы. Кто-то ходит 1 раз, кто-то ходит 5 раз в неделю и, естественно, у них результаты разные.


 

Но когда приходят дети 14-15 лет, очень хорошо, если они занимались в какой-нибудь спортшколе, потому что тогда они физически подготовлены. К сожалению, в основном приводят детей, с которыми никто не занимается. Что они умеют делать, так это сидеть в телефоне или компьютере. Это действительно серьезная проблема. Ребенок, к примеру, подтягиваться или даже висеть на перекладине не может, хотя, казалось бы, мальчик. Естественно, они не гуляют толком, как мы гуляли. Мы это исправляем – занимаясь в клубе, дети становятся крепче, активнее, здоровее.

 

- Что, помимо физической подготовки, может дать детям клуб?


 

- Помимо физподготовки, мы развиваем и волевые качества. У меня, например, понятие «не могу» на тренировке не существует. Может не получаться, но что такое – «не могу»? «Не могу» – это все, крест поставил на себе. «Не могу» не должно употребляться на тренировках. В каком-то другом контексте – может быть: «я не могу спрыгнуть с крыши», но на тренировке – нет.


 

Еще скалолазание развивает аналитические способности и учит ребенка творчески подходить к задачам, для которых требуется абстрактное мышление. У каждой трассы, как правило, не один способ прохождения. Решений много – мы же даем возможность ребенку найти свой способ достижения цели, совершать ошибки и научиться их исправлять.


 

Но мы в O’Skal уделяем внимание не только общему развитию детей. В нашем клубе очень развито спортивное направление: ребята много ездят на соревнования, принимают участие в состязаниях разного уровня, в том числе и во всероссийских соревнованиях. И наши дети достигают хороших результатов и стабильно занимают места на пьедестале.


 

- Как вы относитесь к вступлению скалолазания в олимпийскую семью?


 

- О том, что скалолазание включили в программу Олимпиады 2020 в Токио, стало известно совсем недавно. Вообще это хорошая новость для всех скалолазов: Олимпиада – соревнования очень высокого уровня, у них соответствующий статус, соответствующее освещение в СМИ, что поднимет престиж скалолазания как вида спорта.


 

На самом деле к признанию скалолазания олимпийским видом спорта мы оказались подготовлены. Клуб O’Skal с самого своего основания проводит тренировки на площадках разной сложности, наши тренеры обладают и навыками, и достаточным опытом для тренировки спортсменов по-настоящему высокого уровня, а дети из O’Skal лазают и в скорости, и в трудности, и в боулдеринге. Возможно, именно в наших рядах сейчас тренируются будущие олимпийцы.


 

ПЛАНЫ РАЗВИТИЯ КЛУБА


 

- Какие задачи ставите перед собой в плане развития клуба O’Skal?


 

- Я себе как-то задавал вопрос, когда наш клуб уже стал самым большим в Москве, – а к чему стремиться? И я нашел для себя ответ: мне хочется проводить соревнования, фестиваль на уровне Rock Junior – это большой международный детский фестиваль, который проводится в Италии. Туда приезжают дети со всего мира и выступают; считается, что выиграть Rock Junior – это на уровне кубка Европы или кубка мира. Хотелось бы, чтобы наш фестиваль дорос до этого уровня.


 

Что касается клуба, то он развивается как какой-то организм – растет и растет, и не надо его подкармливать чем-то дополнительно. А вот что касается тренировочной базы, то да, хотелось бы иметь свой скалодром, как в Имсте – там это отдельно стоящее здание. Имст – это деревушка, находится в земле Тироль, в Австрии; там я выступал на первенстве мира в 2001 году. Еще в Имсте есть отдельный уличный скалодром.